Кем возбуждается уголовное дело в отношении адвоката

Эксперты неоднозначно оценили вносимые поправки. Один отметил, что подобные изменения снизят количество преступлений в сфере коррупционной направленности. Другой указал, что если законопроект примут, то будут уничтожены основные гарантии адвокатов на независимость и неприкосновенность.

В Госдуму внесен проект поправок в ст. 37, 151, 448 УПК РФ. Документом, в частности, предлагается наделить Генерального прокурора РФ и его заместителей полномочием изымать по письменному ходатайству руководителя следственного органа ФСБ России любое уголовное дело или материалы проверки сообщения о преступлении, выявленном сотрудниками ФСБ, у любого органа предварительного расследования и передавать их следователю органа Федеральной службы безопасности, а также поручать проверку сообщения о таком преступлении и его дальнейшее расследование. Исключение составляют лишь органы предварительного расследования самой ФСБ.

При этом, если проверка сообщения о преступлении и его расследование были поручены органу ФСБ, то решение о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, перечисленных в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, а именно: в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката, будет приниматься руководителем следственного органа Федеральной службы безопасности.

В пояснительной записке указано, что предлагаемые изменения позволят повысить эффективность и объективность предварительного следствия по ряду уголовных дел, выявленных органами ФСБ, предварительное следствие по которым сегодня, в соответствии со ст. 151 УПК РФ, осуществляется следователями иных органов предварительного расследования.

Адвокат МКА «Юлова и партнеры» Софья Хорава согласилась с приведенными в пояснительной записке доводами. По ее мнению, подобные изменения могут не только повысить эффективность и объективность предварительного следствия, но и повлиять на сокращение количества преступлений в сфере коррупционной направленности.

«Несмотря на положительные стороны законопроекта, не исключены и отрицательные его стороны, о которых мы узнаем только лишь спустя некоторое время после внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ», – добавила Софья Хорава.

В свою очередь, адвокат АП г. Москвы Даниил Берман негативно оценил законопроект. «Подобные изменения, по всей видимости, говорят об остром кризисе в системе органов предварительного расследования в России, если один-единственный орган будет считаться доминирующим над всеми остальными, а такой орган, как Следственный комитет РФ, – утратившим доверие государства на то, чтобы осуществлять предварительное расследование в отношении судей, следователей и прокуроров», – пояснил он.

Кроме того, эксперт указал на несоответствие пояснительной записки и законопроекта. Тогда как первая скупо сообщает, что предлагаемые изменения позволят повысить эффективность и объективность предварительного следствия по ряду уголовных дел, выявленных органами ФСБ, предварительное следствие по которым сегодня, в соответствии со ст. 151 УПК РФ, осуществляется следователями иных органов предварительного расследования, сам законопроект говорит несколько о другом. Даниил Берман объяснил, что, по сути, уголовно-процессуальный закон предлагается дополнить нормами о праве прокурора истребовать для органов предварительного расследования ФСБ абсолютно любое уголовное дело, любые материалы проверки и поручить органам Федеральной службы безопасности производство по уголовному делу.

«Больше всего возмущает, что законопроект предлагает “втихую” внести дополнения в ст. 448 Уголовно-процессуального кодекса и наделить правом руководителя следственного органа ФСБ возбуждать уголовные дела в отношении адвокатов и производить по ним производство, – отмечает Даниил Берман. – Полагаю, если поправки примут, то будут уничтожены основные гарантии адвокатов на независимость и неприкосновенность».

Эксперт также добавил, что без широкого обсуждения, в том числе с представителями судейского и адвокатского сообщества, принятие подобных поправок недопустимо.

Анализ нормативных предписаний в отношении стадии возбуждения уголовного дела   показывает, что необходимость получения квалифицированной юридической помощи адвоката возникает уже в первоначальной стадии уголовного процесса при получении объяснений, явке с повинной и задержании по подозрению в совершении преступления, в случае производства допустимых здесь следственных действий.

Возбуждение уголовного дела является начальной самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой

—  устанавливаются поводы и основания для возбуждения уголовного дела;

— осуществляются меры по предотвращению или пресечению преступлений, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законодательством подследственностью и подсудностью.

Наряду с названными мерами в стадии возбуждения уголовного дела должен действовать процессуальный механизм обеспечения прав участвующих лиц, в котором важная роль в обеспечении прав участвующих в уголовном судопроизводстве лиц принадлежит адвокату.

Несмотря на то, что Конституция РФ является актом прямого действия, положения ее ст. 48 не обеспечивают надлежащего уровня защиты прав участников уголовного судопроизводства при проверке сообщений о преступлениях. Это  отчетливо видно на примере получения объяснений, поскольку на практике это наиболее часто встречающееся средство проверки сообщения о преступлении.

Объяснения как средство проверки сообщения о преступлении

Основное преимущество объяснений, как отмечают многие специалисты, заключается в том, что их получают сразу после совершения преступления или по крайней мере в течение непродолжительного срока с момента его совершения. Объяснения лишены процессуальной формы допроса, но они чаще всего достоверны, поскольку лицо, их дающее, еще не подвержено  влиянию заинтересованных в исходе проверки лиц, и детали происшедшего очень свежи в его памяти.

Вместе с тем в УПК РФ, в отличие от УПК РСФСР 1960 г., отсутствует правовое регулирование получения объяснений при проверке сообщения о преступлении, что обусловливает постановку вопроса о праве гражданина отказаться от явки к следователю (дознавателю) либо дачи объяснений.

Но о таком праве  отказаться от явки для дачи объяснений или от собственно объяснений, граждане не знают и  информируются  никем.

Отсутствие нормативной обязанности давать эти разъяснения органами правопорядка и их достаточной регламентации нормами права   приводит,  в совокупности с общей низкой правовой культурой, отсутствием справедливого подхода со стороны органов досудебного производства к тому, что граждане могут оказаться в ситуации, когда они не готовы и не способны к осуществлению своих прав в силу их незнания либо непонимания.

Вопрос участия адвоката при получении объяснений

В следственной практике распространено, что получение объяснений происходит в ночное время, и это обычно продиктовано необходимостью скорейшего раскрытия преступления («по горячим следам»). При этом органы правопорядка по закону освобождены от обязанности обосновывать необходимость (неотложность) получения объяснений в ночное время. Продолжительность опроса при этом не регламентируется. В законе нигде не определен круг лиц, имеющих право присутствовать при получении объяснений, не предусматривается участие адвоката… В ряде случаев право присутствия адвоката гражданину разъясняется и реально обеспечивается его участие при получении объяснений. Однако, к сожалению, чаще всего бывает так, что следователи, отстаивая исключительно свои интересы, отказывают гражданину в участии адвоката при опросе, мотивируя свое решение «непроцессуальным» характером опроса, что не соответствует общим положениям и принципам уголовного процесса.

Скорее всего, что могло бы помочь решению проблемы законности получения объяснений в стадии возбуждения уголовного дела   изменение редакции ч. 1 ст. 144 УПК РФ, где необходимо предусмотреть указанное процессуальное средство проверки сообщения о преступлении и предусмотреть допуск адвоката к процедуре получения объяснений по предъявлении ордера и удостоверения.

Задержание как мера процессуального принуждения на стадии возбуждения уголовного дела и право на защитника

Проведение проверочных действий в стадии возбуждения уголовного дела, в том числе получение объяснений, может быть сопряжено с применением меры уголовно-процессуального принуждения задержания. На практике очень часто  реальное задержание осуществляется до возбуждения уголовного дела, но этот факт потом маскируется вольным обращением с датой на постановлении о возбуждении уголовного дела.

Вместе с тем в УПК РФ нет запрета на применение этой меры принуждения до возбуждения уголовного дела, поскольку уже здесь принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления. Верховный Суд РФ в своих разъяснениях признает законным задержание подозреваемого в совершении преступления в порядке ст. 91 и ст. 92 УПК РФ, которое было осуществлено до возбуждения уголовного дела.

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. указывается, что понятие «задержанный» должно толковаться в его конституционно-правовом. В целях реализации названного конституционного права предлагается учитывать не только формально процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование, то есть факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться   и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрения против него.

Можно сделать вывод, что лицу, задержанному по подозрению в совершении преступления, в стадии возбуждения уголовного дела должно быть предоставлено право воспользоваться помощью адвоката для обеспечения надлежащего уровня защиты его прав. Подтверждение этому находим в нормах международного права. Так, в ч. 1 принципа 17 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 г.), указано следующее: «Задержанное лицо имеет право на получение юридической помощи со стороны адвоката. Оно вскоре после ареста информируется компетентными органами о своем праве, и ему предоставляются разумные возможности для осуществления этого права».

В ч. 1 ст. 92 УПК РФ указывается, что после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, включая право пользоваться помощью защитника. Следует иметь в виду, что если 3-часовой срок составления протокола начинает исчисляться с момента доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю, то все остальные сроки, связанные с задержанием (12-часовой для уведомления прокурора и кого-либо из близких родственников, 24-часовой для проведения допроса подозреваемого, 48-часовой для принятия решения об освобождении из места содержания подозреваемого), начинают исчисляться с момента фактического задержания лица. Именно поэтому в протоколе задержания подозреваемого должно указываться не только время составления протокола, но и время фактического задержания.

Реализация права пользоваться помощью защитника осуществляется путем его приглашения самим подозреваемым, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого. По просьбе подозреваемого участие защитника обеспечивается следователем (дознавателем). Сравнительный анализ правового статуса подозреваемого и обвиняемого убеждает в том, что у обвиняемого есть право получения бесплатной помощи защитника (п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а у подозреваемого такого права нет. В части 5 ст. 50 УПК РФ хотя и предусматривается возможность компенсации за счет средств федерального бюджета расходов на оплату труда адвоката, но при его участии в производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а не в стадии возбуждения уголовного дела.

Согласно ч. 2 принципа 17 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, если задержанное лицо не имеет адвоката по своему выбору, оно во всех случаях, когда этого требуют интересы правосудия, имеет право воспользоваться услугами адвоката, назначенного для него судебными или иными органами, без оплаты его услуг, если это лицо не располагает достаточными денежными средствами. Поэтому следует согласиться с теми, кто предлагает дополнить п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ указанием на право подозреваемого бесплатно получить помощь защитника.

Процессуальный порядок задержания предусматривает возможность получения объяснений (как мы ранее выяснили, это процессуальное средство проверки сообщения о преступлении) и показаний у лица в отношении имеющегося подозрения (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК РФ). Согласно предписаниям ч. 4 ст. 92 УПК РФ до начала допроса подозреваемому по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше 2 часов может быть ограничена дознавателем, следователем с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника.

По смыслу закона получается, что в случае фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления, в первоначальной стадии уголовного судопроизводства вопрос о возбуждении уголовного дела должен быть решен не позднее 24 часов и до начала его допроса. Дело в том, что допрос подозреваемого — это следственное действие, допустимое к производству в стадии предварительного расследования, так как его законность и обоснованность определяются рядом общих условий, в том числе наличием возбужденного уголовного дела.

Личный обыск при задержании

Составлению протокола задержания может предшествовать процедура личного обыска в порядке, установленном ст. 184 УПК РФ, и тогда в протоколе указываются его результаты. Суть личного обыска заключается в принудительном обследовании одежды, обуви и тела обыскиваемого с целью поиска и изъятия спрятанных предметов и документов, имеющих значение для дела.

Личный обыск, как и допрос, следственное действие, которое может осуществляться лишь по возбужденному уголовному делу. Причем очевидно, что при задержании допрос подозреваемого — обязательное следственное действие, т.е. подлежащее безусловному выполнению, а личный обыск производится по усмотрению дознавателя или следователя. Учитывая запрет на производство личного обыска в стадии возбуждения уголовного дела, на практике задержанных подвергают личному досмотру в соответствии с требованиями ст. 27.7 КоАП РФ.

Как показывают исследования отдельных специалистов,  протоколы личного досмотра фигурировали в качестве доказательств в обвинительных заключениях (актах) и обвинительных приговорах в почти половине случаев. Вместе с тем личный досмотр правомерен лишь при совершении административного правонарушения, а не преступления…

Возможное использование и оформление административного ареста на стадии возбуждения уголовного дела

Участие адвоката на стадии возбуждения уголовного дела также необходимо с учетом незаконной практики использования административного ареста при проверке сообщения о преступлении, когда сотрудники милиции фабрикуют протоколы о якобы совершенном административном правонарушении (мелком хулиганстве, сопротивлении работнику милиции) с целью изоляции заподозренного лица, оказания на него психического и физического воздействия.

Явка с повинной

Велика вероятность ошибки либо злоупотребления со стороны следователей, дознавателей, оперативных работников при оформлении такого повода к возбуждению уголовного дела, как явка с повинной. Явка с повинной должна отвечать следующим требованиям: а) добровольный характер сделанного заявления; б) преступление, о котором сообщается, должно быть либо неизвестно органам, управомоченным возбуждать уголовное дело, либо известно, но данное лицо не должно находиться под подозрением.

Вместе с тем на практике имеют место случаи принуждения к оформлению протокола явки с повинной в отношении лиц, уже задержанных по подозрению в совершении преступления, что обычно обусловлено стремлением раскрыть преступление и изобличить в его совершении конкретное лицо. Стремление это похвально, но его реализация должна осуществляться законными средствами и способами. Поэтому адвокат должен незамедлительно реагировать на все случаи принуждения его доверителя к явке с повинной и обжаловать незаконные действия должностных лиц, осуществляющих проверку сообщения о преступлении.

В то же время следует учитывать, что явка с повинной является обстоятельством, смягчающим наказание, а в некоторых случаях влечет освобождение от уголовной ответственности.

О следственных действиях, производимых в стадии возбуждения уголовного дела

Не менее сложным является вопрос об участии адвоката в следственных действиях, производимых в стадии возбуждения уголовного дела. К их числу относятся: осмотр места происшествия и освидетельствование в случаях, когда их производство не терпит отлагательства (ч. 2 ст. 176, ч. 1 ст. 179 УПК РФ), а также при необходимости осмотр трупа (ч. 4 ст. 178 УПК РФ). Представляется очевидным, что осмотр места происшествия и освидетельствование могут проводиться с участием лица, подозреваемого в совершении преступления. В одном из решений Конституционного Суда РФ отмечается, что возможность проведения различных процессуальных действий с участием подозреваемого не зависит от того, согласен ли он на это или нет, при условии соблюдения установленной уголовно-процессуальным законом процедуры и последующей судебной проверки и оценки полученных доказательств.

Закон (п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ) предоставляет адвокату-защитнику право участвовать в следственных действиях, которые производятся с участием его подзащитного, что способствует более полному обеспечению его прав и свобод. Необходимость участия в следственных действиях определяет обычно сам защитник. Однако его участие в производстве следственных действий обязательно, если об этом ходатайствует подозреваемый.

В случае участия в следственных действиях, допустимых к производству в стадии возбуждения уголовного дела, адвокат должен обращать внимание следователя на нарушение прав его доверителя, ходатайствовать о занесении в протокол дополнительных сведений в интересах защиты и излагать свои письменные замечания по поводу правильности и полноты записей, обжаловать действия следователя.

Освобождение лица, задержанного по подозрению в совершении преступления

Если в результате проверки сообщения о преступлении выяснится, что основание к возбуждению уголовного дела отсутствует, то лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, подлежит освобождению. В этом случае уполномоченным лицом составляется рапорт, в котором фиксируется факт доставления лица в орган дознания или к следователю с указанием даты, времени и места фактического задержания, даты и времени доставления лица, даты и времени составления протокола задержания (если это имело место), а также обстоятельства, послужившие основанием для задержания лица. При этом согласно закону должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Статья 448

8. Не допускается возбуждение в отношении судьи уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного статьей 305 Уголовного кодекса Российской Федерации, в случае, если соответствующий судебный акт, вынесенный этим судьей или с его участием, вступил в законную силу и не отменен в установленном процессуальным законом порядке как неправосудный.

Статья 448 УПК РФ

10) в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката — руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации; в отношении вышестоящих прокуроров, руководителей и следователей вышестоящих следственных органов — Председателем Следственного комитета Российской Федерации или его заместителем;

Кем возбуждается уголовное дело в отношении адвоката

Квалификационные требования в отношении адвокатов Государство, соответственно, обязано определить квалификационные требования в отношении лиц, оказывающих юридическую помощь, и создать надлежащие условия гражданам для реализации этого конституционного права, а лицам, оказывающим юридическую помощь, в том числе адвокатам, — для эффективного осуществления их деятельности.

Для возбуждения уголовного дела в отношении адвоката необходимо

возбужденно законно и обоснованно. Поводом к этому послужили заявления граждан, содержащие достаточные данные, указывающие на признаки преступления. Установленный законом порядок проверки сообщений о совершении правонарушения прокурором или следователем прокуратуры нарушен не был.

Уголовное дело в отношении адвоката

Можно сделать вывод, что гл. 52 УПК РФ предусматривает только особенности, как возбудить уголовное дело на адвоката, а непосредственно следствие и процессуальные процедура в отношении адвоката ведутся на общем основании, в обычном порядке. То есть имеют место нарушения процессуального порядка, что ведет к нарушению прав адвоката и не гарантирует защиту от самоуправства со стороны органов правопорядка. Совершенно не отражены в УПК РФ закрепленные законом об адвокатуре обязательные права и гарантии независимости адвокатов. Это ограничивает охраняемые законом права адвокатов. В связи с этим желательно более четкое регламентирование данного вопроса в УПК РФ.

Кто принимает решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката

Если прокурор субъекта РФ согласится с выводами лица, проводившего проверку сообщения о достаточности оснований для возбуждения уголовного дела, то он передает материалы проверки Генпрокурору РФ, который вправе вынести решение: а) об отказе в возбуждении дела (п. 2 ч. 1 ст. 145 УПК) или б) о возвращении материалов для дополнительной проверки (ч. 4 ст. 146 УПК).

Установить судебный порядок возбуждения уголовного дела в отношении адвоката

Особенно ярко эти случаи стали проявляться в последнее время в Благовещенске и Миассе, когда возбуждение уголовного дела в отношении адвокатов напрямую было связано с их активной позицией — позицией адвокатов, эффективно защищавших законными средствами права и интересы граждан. Одним из последствий таких активных действий стало вынесение оправдательного приговора в отношении подсудимого, которого защищал адвокат, что послужило поводом к необоснованному возбуждению уголовного дела в отношении адвоката и незаконному задержанию следователями следственного подразделения и помещению в ИВС (Изолятор временного содержания) адвоката.

Кто принимает решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката

В современных исследованиях отмечается, что гарантии прав адвоката в случае привлечения к уголовной ответственности вряд ли достаточны. Еще в 1987 г. Г.П. Падва высказал предложение ввести норму, обязывающую согласовывать вопрос о привлечении адвоката к ответственности с президиумом коллегии адвокатов, без согласия которого привлечение адвоката к ответственности не должно иметь место. Такая норма усилит профессиональную независимость адвоката и возможность осуществления им более принципиальной и последовательной защиты интересов своего клиента Падва Г.П. Об укреплении процессуальных гарантий независимости адвоката // Адвокатура и современность. М.: ИГиП АН СССР, 1987. С. 82.. При существующем процессуальном порядке, когда заключение судьи на возбуждение уголовного дела в отношении адвоката не требуется, а точнее, законодательно отменено, предложенная Г.П. Падвой дополнительная гарантия выглядит особенно актуально. Предлагается осуществить передачу права возбуждать уголовное дело в отношении адвоката от руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту прокурору Дабижа Т.Г. Особенности процедуры привлечения адвоката к ответственности // Адвокат. — М.: Законодательство и экономика, 2012, № 9. — С. 11-19. Необходимость данного изменения обусловлена тем, что существующий порядок создает основу для внепроцессуального давления органов следствия на адвоката, в то время как у прокурора, в отличие от следователей (независимо от их ведомственной принадлежности), отсутствуют побудительные мотивы для использования рассматриваемого полномочия с целью внепроцессуального воздействия на участников предварительного расследования.

Уголовно-процессуальное право

Решение вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении прокуроров, руководителей следственных органов и следователей районного звена отнесено к компетенции руководителей следственных органов Следственного комитета РФ по субъектам Российской Федерации. Они же возбуждают уголовные дела в отношении депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ; депутатов, членов выборных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц органов местного самоуправления; адвокатов и некоторых других лиц.

Статья 448

10. Члены избирательной комиссии с правом решающего голоса в период проведения выборов не могут быть привлечены без согласия прокурора к уголовной ответственности (ч.9 ст. 12 Временного положения о проведении выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления в субъектах Российской Федерации, не обеспечивших реализацию конституционных прав граждан РФ избирать и быть избранными в органы местного самоуправления).

ФСБ сможет возбуждать уголовные дела в отношении адвокатов

При этом, если проверка сообщения о преступлении и его расследование были поручены органу ФСБ, то решение о возбуждении уголовного дела в отношении лиц, перечисленных в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, а именно: в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката, будет приниматься руководителем следственного органа Федеральной службы безопасности.

Глава 27

Отсутствие заключения районного судьи о наличии в деяниях следователя, адвоката, прокурора признаков преступления является обстоятельством, исключающим его производство, и влечет за собой принятие решения об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК.

Особенности возбуждения уголовных дел в отношении прокуроров, следователей и адвокатов Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Изучая практику возбуждения уголовных дел в отношении рассматриваемых категорий лиц, встречаются случаи немотивированного отказа в удовлетворении ходатайств участников процесса. К примеру, в судебном заседании при даче заключения от адвоката Ф. поступило ходатайство об отложении рассмотрения представления прокурора, так как по делу присутствуют не все приглашенные им защитники, на что судья отказал в данной просьбе без всякой мотивации [5]. Подобные немотивированные решения нарушают ч. 4 ст. 7 УПК РФ и являются недопустимыми.

Статья 448

20. Для депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с п. 3 ст. 13 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусматривается дополнительная процессуальная гарантия, заключающаяся в том, что депутат не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности за высказанное мнение, позицию, выраженную при голосовании, и другие действия, соответствующие статусу депутата, в том числе по истечении срока его полномочий. Данное положение не распространяется на случаи, когда депутатом были допущены публичные оскорбления, клевета или иные нарушения, ответственность за которые предусмотрена федеральными законами <1>.

Статья 448 УПК РФ

1. Данная статья устанавливает не только порядок возбуждения уголовных дел, как следует из ее названия, но также порядок привлечения в качестве обвиняемых лиц, в ней перечисленных, и порядок изменения обвинения, которое может повлечь ухудшение положения лица.

Современное правовое регулирование и существующая отрицательная практика возбуждения уголовных дел в отношении адвокатов сегодня сохраняют свою актуальность, так как в некоторых случаях компрометируется сам институт адвокатуры, непосредственно нуждающейся в наличии определенной неприкосновенности для полноты исполнения своих полномочий и во избегание незаконного и необоснованного уголовного преследования.

Уголовные дела в отношении адвокатов

Уголовное судопроизводство предполагает наличие адвоката. Для беспрепятственного исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей, существуют гарантии независимости, препятствующие всяческому давлению. Таковыми гарантиями являются предусмотренные гл. 52 УПК РФ особенности, так называемый «процессуальный иммунитет», по отношению к адвокатам. Этот вопрос самый сложный и противоречивый в науке юриспруденции. Процессуальные особенности порядка производства уголовных дел в отношении адвоката проявляются в следующем.

1. Адвокат, как лицо, имеющее особый правовой статус, состоит в категории применения особого порядка производства уголовных дел, что указывается в п.8 ст.447 УПК РФ.

2. Привлечение адвоката, как обвиняемого, а также возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, проводится согласно решению, принятого руководителем следственных органов Следственного комитета России по субъекту РФ п.10 ст.448 УПК РФ.

3. При отсутствии такового решения о возбуждение уголовного дела в отношении адвоката, следственные действия относительно адвоката могут проводиться лишь после согласия суда ч.5 ст.460 УПК РФ.

Такой подход мотивируется предоставлением возможности адвокату иметь правовые гарантии при осуществлении своих полномочий, и препятствованием незаконного уголовного преследования.

Мнения по поводу как вести уголовное дело в отношении адвоката

Мало кто из сферы юриспруденции согласен с мнением, что привлечение адвоката к ответственности по уголовным делам может быть обычным, не специальным. Особый порядок судопроизводства по таким делам подчеркивается в КС РФ от 14.12.2004 №396-0, указывая на важность условий защиты публичных интересов адвокатов. Тем не менее, наделение адвокатов неприкосновенностью и наличием особого порядка судопроизводства не препятствует привлечению их к ответственности, и не создает атмосферу безнаказанности в совершенных уголовных делах.

Как показывает практика, оперативные мероприятия и порядок ведения уголовных дел в отношении адвокатов часто нарушаются, поэтому, считаются недостаточными существующие гарантии прав адвокатов. Не ограждает адвокатов от ведомственного произвола и решение прокурора, имеющего право отмены постановления руководителя следственного органа, в котором возбуждались уголовные дела в отношении адвокатов , что отмечено ч.4 ст.146 УПК РФ. Заключение судьи по данному следственному действию, было неоправданно исключено законодателем. При том, что для возбуждения уголовных дел остальных представителей закона считается необходимым наличие решения и согласия непосредственно вышестоящих органов. Внесенные изменения в гл.52 УПК РФ в большой мере упростили сам порядок ведения уголовных дел в отношении адвоката, сведя к минимуму гарантии прав, предусмотренных УПК РФ, и положения Закона об адвокатуре.

Такое положение дел провоцирует злоупотребления правоохранительными органами в отношении неугодных адвокатов, попирает все гарантии их независимости. Имеют место много мнений для изменения нынешнего положения дел.

-Наличие заключения Совета адвокатской палаты о присутствии преступных деяний.

-Получает санкции адвокат возбуждение уголовного дела непосредственно от прокурора.

-Возврата, законодательно подтвержденного п.10 ч.1 ст. 448 УПК РФ, обязательного заключения судьи, указания конкретики судебного порядка о наличии состава преступления.

На данный момент практически единственной возможностью обжалования постановления о возбуждении дела в отношении адвоката можно у прокурора, руководителя следственного органа, или в суде, что не является оптимальным. Так как срок рассмотрения жалоб в этих инстанциях практически всегда занимает много времени, до самого рассмотрения дела по существу. Поэтому, ведение судебного контроля очень необходимо на протяжении всего процесса.

Для исключения предвзятости заключения судью в отношении уголовных дел адвокатов, их необходимо рассматривать в условиях состязательности, при обеспечении судом охраны прав и свобод адвокатам, а также при обязательном предоставлении доказательств вины субъекта. Необходимо заметить, что во многих случаях мнения о наличии состава преступления в действиях адвоката, судьи, прокуроров и руководителей следственных органов не совпадали. В данном случае наличие судебного контроля за законностью работало, как сдерживающий фактор против произвола органов правоохранения. То есть, отсутствие предварительного судебного контроля в существующем процессуальном порядке не обеспечивает гарантию независимости адвокатов.

Существующая специфика производства дел адвокатов

При ведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении дел адвокатов существует ряд особенностей. Проведение любых ОРМ, а так же следственных действий, допустимо лишь после установления судебного решения, что отражено в п.3 ст.8 Закона об адвокатуре. Создает определенные трудности в работе и соблюдения законности существующие противоречия между вышеуказанным актом и законом от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», который получение судебного решения перед проведением ОРМ не предусматривает.

Можно сделать вывод, что гл. 52 УПК РФ предусматривает только особенности, как возбудить уголовное дело на адвоката, а непосредственно следствие и процессуальные процедура в отношении адвоката ведутся на общем основании, в обычном порядке. То есть имеют место нарушения процессуального порядка, что ведет к нарушению прав адвоката и не гарантирует защиту от самоуправства со стороны органов правопорядка. Совершенно не отражены в УПК РФ закрепленные законом об адвокатуре обязательные права и гарантии независимости адвокатов. Это ограничивает охраняемые законом права адвокатов. В связи с этим желательно более четкое регламентирование данного вопроса в УПК РФ.

Чтобы устранить выявленную проблему, желательно принятие конкретных мер, таких как усовершенствование законодательства в сфере защиты должностных прав и гарантий адвоката. Также для устранения расхождений по закреплению процессуального иммунитета адвоката необходимо исключить противоречия, содержащиеся в Законе об адвокатуре УПК РФ, и Законе «Об оперативно-розыскной деятельности». Возврат в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ обязательность получения заключения судьи, конкретизацию судебного порядка, четкой регламентации уголовного судопроизводства в отношении адвокатов.

Надеемся, что осуществление изложенных мер обеспечат надлежащие гарантии в деятельности адвокатов.

tinyton.ru
Кем возбуждается уголовное дело в отношении адвоката
Кем возбуждается уголовное дело в отношении адвоката

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: