Как доказать в суде причастность гражданина к секте

Мартовские предложения известных юристов по модернизации судебной системы в России в части необходимости модернизации Уголовного и Гражданско-процессуального кодексов недаром отмечали важность определиться с целеполаганием следствия. Потому как на практике зачастую установление истины оказывается для суда не главной задачей.

В Москве споре о невозвращенном долге со множеством нулей суд встал на сторону истца, несмотря на то, что он неоднократно изменял саму версию дачи заема, привлекая свидетелей, чьи показания позднее оказывались не соответствующими действительности. При этом заявление истца «но теперь-то я расскажу, как было на самом деле» и новые обстоятельства и факты, на которые истец ссылался в подтверждение своих исковых требований, служили изменением оснований иска. Суд не мог не заметить, но почему-то не возмутился тем, что был обманут истцом. Доказательство – долговая расписка невнятного происхождения – вот на наличии чего сконцентрировал суд основное внимание, не утруждаясь размышлениями, может ли расписка случить фактом передачи денег. И даже то, что истец ни разу не явился по вызову на судебные заседания, не вызвало у суда вопроса: а существует ли вообще истец?

В другом случае из-за конфликта детей в школе Таганрога подрались родители. В суде ответчик (зачинщик драки) заявил, что истец… ударил его первым. Пострадавший пришел от этого в шок, а суд – нет. И, не разбираясь, кто же виноват, оштрафовал обоих.

В любом европейском и американском суде малейшее подозрение на искажение истцом информации влечет отказ в рассмотрении иска, если не обвинение в мошенничестве за попытку обмана суда, грозящее возможным лишением свободы. В России истец и ответчик не обязаны говорить в суде правду, и ответственность за дачу ложных показаний по закону несет лишь свидетель. Этот парадокс приводит к тому, что немалое количество несправедливых приговоров российских судов обусловлены возможностью истца или ответчика говорить неправду, оставаться безнаказанными и к тому же выигрывать судебные споры. Нередко суд понимает, что правду скрывают и истец, свидетель, и ответчик, но вынужден ставить в основу своего решения заведомую ложь одной из сторон.

Нужно ли внести изменения в УК РФ в части установления уголовной ответственности за дачу заведомо ложных объяснений истцом, ответчиком и третьим лицом в суде, а также поправки в ГПК РФ, предусматривающие право суда отказать в удовлетворении заявленных истцом требований в случае его неявки по требованию суда?

Любовь Прокудина,
старший научный сотрудник НИИ проблем законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ:

Если запретить истцу врать, люди просто перестанут обращаться в суд

Я не поддерживаю мнение, что истца надо привлекать к ответственности за недостоверную информацию.  Одно дело, когда мы обязываем свидетеля говорить правду, и за нарушение предусмотрена уголовная ответственность. Свидетель участвует в процессе для того, чтобы та информация, которой он владеет, могла быть положена в основу судебного решения. Это доказательство по делу. Свидетель  не является заинтересованным лицом. Когда же мы пытаемся распространить такую ответственность на заинтересованных лиц, коими являются стороны, то это может повлечь очень нежелательные последствия в силу того, что лицо может выбрать любой способ своей защиты в силу незнания, в силу каких-то иных подходов.

Это традиционно присутствует в российском процессуальном законе, что истец и ответчик не несут ответственности за свою позицию. Это может быть способ защиты своего права. И когда суд оценивает объяснения сторон, а такая форма доказательства у нас есть, суд всегда должен учитывать, что эти объяснения могут страдать такими дефектами, поэтому оценивать он их должен в совокупности с другими доказательствами по делу.

Если же истец представляет подложные документы, это уже иное средство доказывания. За это он может нести ответственность, потому что такая ответственность предусмотрена. Но возлагать на истца, особенно в гражданском процессе, где участвуют граждане совершенно юридически неподкованные и где их позиция может быть вызвана именно незнанием закона, ответственность за недостоверную информацию, которая в объяснениях может содержаться, неправильно. Возложение ответственности может повлечь за собой отказ от обращения в суд, отказ от судебной защиты.

Если же у нас сторона злоупотребляет правом, и это влечет затягивание процесса, то есть санкции в гражданском процессе, на сторону может быть возложено судебное расследование. Она может пострадать в таком случае. Но суд должен прийти к выводу, что это умышленные действия. Не за изменение исковой позиции, не за то, что там какая-то информация была недостоверно изложена в самом заявлении, в самом объяснении. Да, объяснения сторон являются доказательством по делу, но это способ защиты заинтересованного лица. Вы не можете сказать, что вы можете защищать себя только вполне определенным способом, нет. Именно как заинтересованное лицо, которое защищает свое право в этом процессе, мы не можем истца обязать говорить правду, правду и только правду, также как и подсудимого.

Если истец избирает неправильную  форму, предоставляет недостоверную информацию в своих объяснениях, то вероятней всего и суд сочтет, что он не доказал правомерность своей позиции. Он же обязан ее доказать. Каждый должен доказать то, на что ссылается.  Удалось или нет доказать, это уже другая ситуация. Но если мы станем угрожать за отстаивание своей позиции уголовной ответственностью, то извините, тогда доверие к суду у нас резко упадет. В суды просто не пойдут, обыватель будет бояться, как бы не было хуже.

Малинина Анна,
адвокат, выпускница Московской государственной юридической академии, кандидат юридических наук:

В Европе каждый участник судебного процесса несет ответственность за свои слова

В иностранных государствах есть такое понятие как аффедавит. Это письменные показания под присягой у иностранного уполномоченного лица. То есть для того, чтобы дать показания в суде необходимо или в самом суде принести присягу во время судебного процесса или у нотариуса, уполномоченного государством, дать соответствующие письменные показания, которые нотариус заверит. И после этого эти свидетельские показания становятся доказательством и сведениями, за которые лицо уже несет ответственность.

Я вам расскажу историю, которая в моей практике произошла. Одна гражданка по фамилии Циклаури решила воспользоваться тем, что в разных государствах шли разные судебные процессы. Она на териитории республики Кипр дала присягу, аффедавит, о каких-то событиях, которые происходили в ее жизни в определенный период, а потом этот же период описала в суде Германии, тоже дав под присягой показания, но ровно противоположную информацию. Как только мы увидели, что в суде Кипра она под присягой дает одни показания, а в суде Германии она дает противоположные показания по одному и тому же событию, мы показали оба этих документа прокурору, который в этот же день, вы не поверите, возбудил уголовное дело по факту мошенничества, а именно обман суда. Просто в немецком суде обман суда и мошенничество одинаково звучат.

Я хочу сказать о том, что в иностранных государствах очень большую ответственность несет лицо, дающее свидетельские показания. Имеется в виду не только свидетель, а любой участник процесса, и истец, и ответчик. Любое лицо, участвующее в процессе, под присягой сообщающее какую-либо информацию, уже несет за нее ответственность вплоть до уголовной. 

Мацкевич Игорь Михайлович,
ученый-криминолог, почётный работник прокуратуры Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор Московского государственного юридического университета им. О. Е. Кутафина:

В Советском Союзе врать в суде совесть и партия не позволяли

Я согласен с тем, что есть определенный юридический парадокс, правовой парадокс в том, что свидетелю нельзя врать в суде, а истцу и ответчику можно.  Большинство людей не знают, что в суде не запрещено врать, и, как я думаю, слава богу, что не знают. Потому что, кто знает, тот как раз этим занимается и может совершенно спокойно говорить в суде все, что угодно, прекрасно осознавая, что ему за это ничего не будет. Еще раз повторю, это, конечно, нонсенс.

Есть такая статья «неуважение к суду». С моей точки зрения, дача заведомо ложных показаний гражданами, за исключением тех, кто перечислен в ст. 51 Конституции РФ, на мой взгляд, не уважение к суду. Та статья, которую я упомянул, у нас имеет в виду оскорбление, например, обозвал судью и т.д. Но во всех странах мира именно дача заведомо ложных показаний и есть неуважение к суду. Вы знаете, что за рубежом дается присяга. Наша присяга заменяется подписью о том, что гражданин предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Но только свидетель  подписывает. Получается остальные не подписывают и ни за что не отвечают.

Это действительно удивительно, что во всем цивилизованном мире за ложь в суде наказывают, а у нас нет. Это странная история. Когда реформировали постсоветское пространство, Россию, в частности, правовую систему, почему то об этом напрочь забыли. Хотя по секрету скажу, у нас же не было до этого в советское время ответственности за разглашение тайны следствия. Всех пугали, но ответственности за это не было. Я так подозреваю, что в советском законодательстве ответственности не было и ответственности истца и ответчика. Полагаю, что эта традиция оттуда пришла. Но в советское время не принято было и нельзя было врать в суде, потому что другие механизмы срабатывали, и человек все равно был наказан. Не в плане уголовного наказания или административного, а по другому, по линии партии и т.д. Вариантов много было. И вот в процессе реформирования взяли и автоматически перенесли эту традицию дальше, не подумав, что всех других сдерживающих механизмов больше не существует.

Я должен в том числе поблагодарить вас, что вы эту проблему подняли. Ее надо, конечно, на самом высоком уровне поднимать. Как может суд принимать какие-либо решения, если в суде можно спокойно говорить неправду.

Маркарьян Рубен Валерьевич,
адвокат, главный редактор ЭСМИ «ЗАКОНИЯ», заместитель Президента Гильдии российских адвокатов, член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ, член рабочей группы президиума Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции и взаимодействию со структурами гражданского общества, кандидат юридических наук:

«Народ привык приходить в суд и говорить то, что им хочется, считая, что это демократия»

Многие из нас сталкивались с таким институтом как суд или хотя бы слышали, если не сталкивались, сами в суд не ходили, и наверняка знают, что правовые проблемы решаются в суде, во всяком случае споры. Мы эту тему подняли, потому что стало интересно, может быть у нас проблема  в нашей стране связана не с дураками и с дорогами, а с тем, что у нас до сих пор законодательно не запрещено в суде врать. Все знают, что свидетель, который дает показания в суде, предупреждается об уголовной ответственности за задачу заведомо ложных показаний. …«Клянусь говорить только правду»… Из фильмов американских знаем, что все приходят в суд и руку на Библию кладут зачем-то и говорят: «Клянусь говорить правду, только правду и ничего кроме правды». Но смех заключается в том, что у них на этом самом Западе, так называемом загнивающем, это делают все, истец, ответчик и те, кто показания дают в суде. А у нас уголовная ответственность за ложь, за заведомо ложные показания, предусмотрена не всем. Она предусмотрена свидетелям. Она предусмотрена экспертам за заведомо ложное заключение, переводчикам за заведомо неправильный перевод. Но свидетелей это в большей степени касается, потому что каждый в той или иной степени свидетель каких-то обстоятельств. Каждый человек — потенциальный свидетель. Он может не быть никогда экспертом или переводчиком, но свидетелем он всегда может быть. Увидел, зафиксировал в своем мозгу, показания по этому поводу дал. Обязан дать правдивые показания.

Мы сейчас коснемся гражданских дел. С уголовными все понятно. Там человек, которого обвиняют, не обязан говорить правду и только правду, потому что гарантировано его право вообще ничего не говорить. Это такой способ защиты человека. Против него все общество в лице какого-нибудь следователя или прокурора, ну и закон говорит о том, что человек имеет право защищать себя всеми способами, и необязательно ему говорить правду, хотя раньше эту правду пытались вытащить. Откуда, наверное, и пошла эта история, неправду обвиняемому разрешили говорить, потому что правду из него все равно вытаскивали, то на дыбу, то иголки под ногти, то еще какими-нибудь «приятными» способами. В итоге человек сам себя мог и оговорить. Правда ведь понятие относительное. Для следователя  одна правда, для обвиняемого другая. Поэтому с тех пор как народ понял, что каждый может оказаться в кресле обвиняемого, законодатель придумал такую штуку, что обвиняемый в принципе может ничего и не говорить. Потому что если следователю надо, чтобы он сказал правду, он этой правды добъется, какой угодно. Так вот в гражданском судопроизводстве на сегодняшний день, ну как собственно и в арбитраже, как разновидности гражданского судопроизводства, оказывается для многих, в новинку узнать, что истец и ответчик не обязаны говорить правду.

Возьмем самое простое — займ. Все в той или иной степени знают, что такое займ. Одолжил денег один  у другого, тот ему должен отдать, вот займ, вот гражданско-правовые отношения займа. В гражданском процессе истец может заявить исковое требование, но он, оказывается по закону, не обязан говорить правду. Предполагается, что все действия в гражданском обороте, как написано в кодексе, люди осуществляют добросовестно и разумно. Добросовестно это значит, правду по идее говорят, это презюмируется в гражданском процессе. Но когда истец приходит в суд и говорит, что кто-то ему денег должен, и требует вернуть деньги, то он должен обосновать почему, представить какие-то доказательства. Получается, истец может лгать. Он не должен этого делать, но прямого запрета в виде наказания нет.

Свидетелей суд допрашивает и прежде чем допросить, суд предупреждает их об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Вы должны говорить правду, иначе вам тюрьма. И свидетель говорит правду. В большинстве своем люди приходят в суд, и даже если кто-то их настроит определенным образом, когда свидетель видит судью и тот предупреждает «сядешь, если что», то все, что бы там ни было обещано — свидетель начинает говорить правду. А вот истца, который привел этого свидетеля и рассказывает свою историю, какова она на самом деле в его понимании, ссылается на какие-то обстоятельства, оказывается, никто не предупреждает, что надо говорить только правду. Одно дело понимание событий, как ты их истолковываешь, а другое дело факты. Тоже самое касается и ответчика.  Он может нарассказыватьть с три короба, как это было в его понимании, но это неправда. Смех в чем заключается, что если в каком-нибудь английском или немецком суде, американском суде вдруг уличат истца или заявителя во лжи, даже неприменительно к конкретно этому делу, то все. Спросят «вы когда-нибудь наркотики употребляли?», он скажет «нет, не употреблял»,  а какой-нибудь умный адвокат достает справочку, говорит «слушай, ты сейчас в суде находишься, сказал, что не употреблял, а вот тебя как-то  в школе задержала полиция, потому что у тебя косячок был». И все. И у судьи сразу никакого доверия нет, все.

А у нас не так. В качестве примера привожу эпизод. По договору займа истец подал заявление в суд: «Человек взял у меня деньги в долг, вот расписка». Много денег, целую кучу. Тот говорит, что на самом деле, эту расписку он написал, но она прикрывала некую иную сделку, физически он деньги не брал. Расписка есть, да, но есть такое понятие в гражданском кодексе, когда должник может оспорить договор займа в связи с его безденежностью. Договор есть, расписка есть, а денег физически не было. Он может сказать, что расписку он писал под влиянием других совершенно  причин, она прикрывала иную сделку, она прикрывала куплю-продажу или прикрывала дарение, или это было обещание награды. Расписку написал, но физически денег не было. Истец тогда должен доказать свое утверждение и рассказать, как все происходило. В том случае, о котором я говорю, истец рассказал, что он приехал к ответчику, тот сидел у себя в кабинете, истец привез в сумочке вот такую кучу денег и отдал ему, тот ему дал расписку, все просто. По датам совпадает. Но получилось так, что когда спросили про размер этой сумочки, а она была совершенно четко истцом обрисована, то получилось, что в эту сумочку, про которую сказал истец, деньги бы не поместились. Они бы не поместились и в две, и в три, и в четыре таких сумочки. Неувязочка. Истец подумал и сказал судье «ладно, сейчас я расскажу, как было на самом деле». На самом деле все было по другому, он приехал, деньги были в сейфе, они были в комнате, в которой находился ответчик. И хотя деньги были в сейфе, истец их не привозил, но это были его деньги и поэтому ответчик написал расписку. Судья это принимает, не «дав по башке» за то, что полчаса назад ему откровенно врали. Почему? Потому что, оказывается, в нашем российском законодательстве нет прямого запрета на это.

Несвязанные с юриспруденцией люди с удивлением обнаруживают, что не запрещено в суде врать. Свидетелю  нельзя врать, а истцу и ответчику — можно.

Человек может по своему трактовать обстоятельства, но факт он искажать не может. Есть договор, его можно по разному читать. 21 ст. ГК гласит, что суд при толковании договора принимает во внимание буквальное толкование содержащихся в договоре слов и выражений. Это означает, что вы читаете эту фразу так, я читаю этак, а судья читает совсем по другому. Про это можно говорить, это разные мнениея. А когда один говорит, бумажка была подписана в июле, я сидел за столом, на мне были шорты, а другой говорит, нет, она была подписана в антарктике, и на самом деле мы пролетали в этот момент надо льдиной, то это констатация разных фактов. Народ привык приходить в суд и говорить то, что им хочется, считая, что это демократия. А во всем мире оказывается, что суду надо правду говорить. Так что же мы на наших чиновников ругаемся, которые не только говорят, что хотят, но и делают, что хотят, берут, что хотят. А потом в суде говорят, что было совсем не так.

Детали тульского суда над сектой — Свидетелей Иеговы

Впрочем, на решение суда могут также подать еще одну жалобу. Впрочем, в полицию обращался не только молодой человек, но и мужчина постарше.

О «СИ» он узнал из какой-то брошюры и решил выяснить для себя: чем организация отличается «от классических религий».

Удивило его следующее: — На любые вопросы отвечают только то, что написано в их книжках.

Еще показывали фильм, где их, «бедных», притесняют, — ответил он на уточняющий вопрос прокурора.

Сторона защиты настаивала на просмотре видеозаписи, на которой мужчина покидал помещение до обследования полицейскими.

Суд отказал в виду отсутствия необходимости.

— Никто, — ответил он.

Повестка на тот свет или тульская фемида против православия

с 14 сентября 2008 года ее духовным лидером являлся ныне покойный иеромонах Василий (Новиков В.Н.).

— На видео вы с полицией заходите, — сказал адвокат «Свидетелей Иеговых».

— Я в туалет выходил, и зашел снова, — пояснил свидетель обыкновенный. — Кто живет по адресу: Тула, Карла Маркса, 98? — спросил судья у свидетеля-адепта.

Суд в решении пишет, дескать, в отношении него «неоднократно поступала информация о ВОЗМОЖНОЙ причастности к экстремистской деятельности». Какая информация, от кого поступала – все покрыто мраком. Ясно одно: ожидания прокуратуры о доказанности обвинения неоправдались. Экспертное заключение ФБУ Воронежский региональный Центр Судебной Экспертизы Министерства юстиции РФ от 29.04.2015 г.

№ 2251-2253/1-5, проводившее исследование егоречи, констатирует: Мало того, что священники Новиков В.Н и Попов А.И.

не призывали прихожан к отказу от электронных документов, но и сам такой отказ, если и имеет место быть, не является противоправным действием, и эта тема уже набила оскомину всем. Покойный Патриарх Алексий II публично заявил по телевидению, что он отказался от ИНН.

Как доказать в суде причастность гражданина к секте

2.3. Постановление оправдательного приговора в случае, если подсудимый не причастен к совершению престу пления Суд оправдывает подсудимого по данному основанию, если само преступление установлено, но исследованные судом доказательства не подтверждают или исключают его совершение подсудимым. В отношении формулировки данного основания постановления оправдательного приговора в юридической литературе велась оживленная дискуссия.

На необходимость законодательного закрепления такой формулировки рассматриваемого основания, «которая не давала бы никакого повода считать, что человек, возможно, виновен, хотя .

он оправдан судом при недоказанности .

» указывалось в литературе226. Некоторые авторы поддерживали формулировку законодателя, предлагая в качестве основания оправдания неустановление (отсутствие) вины подсудимого либо недоказанность совершения им преступления231. Отдельные процессуалисты в качестве основания постановления оправдательного приговора называли недоказанное участие подсудимого в совершении преступления, что, по их мнению, констатирует отсутствие достаточных доказательств виновности лица232.

Постановление оправдательного приговора ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления предполагает, что в данной ситуации событие преступления доказано с достоверностью. Непричастность подсудимого к совершению преступления означает несостоятельность доказательственной базы обвинения, недостаточность имеющихся по уголовному делу доказательств для признания подсудимого виновным.

Тульский суд поставил региональную точку в деле «Свидетелей Иеговы»

По закону у него есть два месяца, чтобы заплатить свою долю штрафа — 3 тысячи рублей. Впрочем, на решение суда могут также подать еще одну жалобу.

— Почитал — показалось: что-то не то… Не понравилось, — объяснил он. Впрочем, в полицию обращался не только молодой человек, но и мужчина постарше.

О «СИ» он узнал из какой-то брошюры и решил выяснить для себя: чем организация отличается «от классических религий».

Удивило его следующее: — На любые вопросы отвечают только то, что написано в их книжках.

Еще показывали фильм, где их, «бедных», притесняют, — ответил он на уточняющий вопрос прокурора.

Сторона защиты настаивала на просмотре видеозаписи, на которой мужчина покидал помещение до обследования полицейскими. Суд отказал в виду отсутствия необходимости. — На видео вы с полицией заходите, — сказал адвокат «Свидетелей Иеговых».

Повестка на тот свет или Тульская фемида против Православия

Ясно одно: ожидания прокуратуры о доказанности обвинения не оправдались. После смерти иеромонаха Василия (Новикова), наступившей 11.11.2010г., духовником православной группы стал священник Попов А.И., который удостоился по молитвам своего духовного отца, также как и он, быть гонимым за веру.

Судом изучена его деятельность за период 2011-2016 годов, однако каких-либо доказательств причастности священника Попова А.И. к экстремизму не добыто. Следственным отделом по г.

Новомосковску СУ СК РФ по Тульской области в возбуждении уголовного дела в отношении Попова А.И.

было отказано на основании п.

2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием состава преступления, предусмотренного ст. 282 ч. 1 УК РФ). Экспертное заключение ФБУ Воронежский региональный Центр Судебной Экспертизы Министерства юстиции РФ от 29.04.2015 г.

Как доказывать в суде?

В наши дни многим людям приходится участвовать в судебных разбирательствах.

Как же нужно выступать в суде, чтобы выйти из него победителем. Довольно часто в нашей жизни происходят непредвиденные ситуации правового характера. В указанных случаях надо обращаться к действующим специалистам правовых отношений или.

Необходимость обращения в судебную инстанцию возникает у человека по разным жизненным обстоятельствам. Иногда надо отстоять свои нарушенные интересы или имеющиеся права.

При. И так вы решили обратиться в суд, так что же нужно для этого сделать. Обращение в суд подразумевает под собой, как правило, составление искового заявления.

В заявлении в. Образование: Высшее юридическое Семейное положение: замужем О себе: Имею опыт работы в государственных и коммерческих структурах. В настоящее время работаю на дому: пишу статьи, консультирую людей по телефону.

Туляк пытается оградить маленького сына от псевдоправославной секты через суд

По иронии судьбы, пунктом сбора участников мероприятия стала церковь в Туле, расположенная на улице Карла Маркса.

Работа на дому позволила мне наконец-то заняться написанием своей кандидатской диссертации.

В 2011 году супруги развелись. Мальчик родился уже вне брака. Родители попытались сохранить семью и продолжили жить вместе. — А потом к нам переехала теща. Как я думаю, «разрушать семью», — рассказывает Виктор. — Бывшая жена полностью находится под влиянием своих родителей и разделяет их религиозные взгляды.

Через семь месяцев жена Виктора забрала сына и переехала к родителям. Там дедушка заставлял маленького «целовать иконы и молиться». — Он, Дмитрий Земляков, верит и ждет грядущий апокалипсис.

У них скончалась бабушка, с родственниками делят дом в деревне. Бывший тесть сразу заявил: «Оставьте мне только сарай с подвалом». Говорят, он его углем забил. — Не знаю.

Может, греться в случае апокалипсиса? Он и мне угрожал, мол, сгоришь ты в углях.

Тульский суд поставил региональную точку в деле «Свидетелей Иеговы»

О «СИ» он узнал из какой-то брошюры и решил выяснить для себя: чем организация отличается «от классических религий».

Удивило его следующее: — На любые вопросы отвечают только то, что написано в их книжках.

Еще показывали фильм, где их, «бедных», притесняют, — ответил он на уточняющий вопрос прокурора.

Сторона защиты настаивала на просмотре видеозаписи, на которой мужчина покидал помещение до обследования полицейскими.

Суд отказал в виду отсутствия необходимости. — На видео вы с полицией заходите, — сказал адвокат «Свидетелей Иеговых».

— Я в туалет выходил, и зашел снова, — пояснил свидетель обыкновенный. — Кто живет по адресу: Тула, Карла Маркса, 98? — спросил судья у свидетеля-адепта.

— Никто, — ответил он.

— Там зал и санузел. По документам, кстати, дом оказался жилым.

Но в нем устраивали собрания четыре группы «верующих», наименованных по сторонам света, а на практике якобы привязанных к районам. — «Тула-Западная», — продолжил свидетель, рассказывая о своем подразделении.

Как доказать побои в суде и полиции?

Как доказать побои, наказать обидчика, даже если нет свидетелей, а также что нужно знать при составлении заявления в полицию – об этом я расскажу в этой статье. Считаю нужным заметить, что физическую боль и страдания должны причинять сами действия, а не их последствия.

Как уже говорилось мною в предыдущих статьях, порядок действий при нанесении побоев должен быть следующий: Кроме справки, иными доказательствами нанесения побоев будут служить показания свидетелей и самого обидчика, результаты осмотра места происшествия, записи с камер видеонаблюдения и т.д. 1) Сразу после происшествия расскажите как можно большему числу людей о случившемся, покажите следы побоев, объясните подробности происшествия, назовите имя обидчика. Показания указанных лиц также учтут не только сотрудники полиции, но и суд.

2) Как можно быстрее постарайтесь зафиксировать побои – или в ходе судебно-медицинской экспертизы, или путем обращения в травматологию. Своевременно выданная справка о побоях позволит точно определить время причинения вреда и его тяжесть.

Единственное, чего не следует делать в этом случае – сообщать заведомо ложные детали преступления , обвинять в причинении вам побоев заведомо невиновных лиц.

Отмечу, что за заведомо ложный донос предусмотрена уголовная ответственность. Обратитесь за бесплатной консультацией юриста http://topurist.ru (форма на главной) быстрый ответ.

Кроме всего прочего, имеет смысл и подать встречное заявление о заведомо ложном доносе и обвинении в совершении преступления. Во многих случаях это имеет воздействие на потерпевшего, умышленно обвиняющего невиновного в его страданиях человека.

Добрый день, дамы и господа. Добро пожаловать на юридический блог. Сегодня детально изучим определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 28 ноября 2012 г. N 58-АПГ12-9, согласно которому суд оставил без изменения решение суда первой инстанции, которым отказано в удовлетворении заявления о ликвидации местной религиозной организации, установив, что религиозная организация систематически осуществляла деятельность, не противоречащую ее уставным целям, нарушений при создании организации допущено не было. Итак, суть дела.
Прокурор обратился в суд, потребовав ликвидировать религиозную организацию и запретить ее деятельность.
Как указал прокурор, данная организация является деструктивной, поскольку применяет методики психологического воздействия, которые причиняют вред здоровью граждан.
СК по административным делам ВС РФ отклонила такие доводы и указала следующее.
Основания для ликвидации через суд религиозной организации и запрета ее деятельности предусмотрены Законом о свободе совести и о религиозных объединениях.
Такими основаниями, в частности, являются посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью.
В рассматриваемом случае по делу была проведена экспертиза
Результаты экспертизы показали, что применяемые организацией методики являются традиционными для подобных юрлиц.
Эти методики обладают выраженным психологическим воздействием, направленным на приобщение к вере. Они основаны на достижении участниками измененного состояния сознания, в котором человек не отдает себе полного отчета в своих действиях.
Между тем использование этих методик само по себе не влечет каких-либо негативных последствий для психического здоровья верующих
. Возможные негативные последствия применения методик, как правило, опосредованы личностными особенностями участников.
Поэтому в каждом конкретном случае решение вопроса о негативных последствиях находится в компетенции комплексной психолого-психиатрической экспертизы.
Доводы о том, что гражданам причиняется вред из-за применения в отношении них психологического воздействия, не подтверждены.
Исходя из ГПК РФ, причинение вреда здоровью доказывается заключением экспертизы (в данном случае психолого-психиатрической).
Ссылка на исследования граждан, проводимые психиатрической больницей в рамках уголовного дела, не принимается во внимание.
Причина — обвинительный приговор по указанному делу вынесен не был
. Поэтому доказательства, содержащиеся в уголовном деле, не могут являться доказательствами по гражданскому делу.

Беседа — это подготовка гражданских дел к судебному разбирательству, имеющая целью обеспечение своевременного и правильного разрешения спора.

Подготовку дела к судебному разбирательству, Судья начинает лишь после принятия искового заявления к своему производству.

Суд при подготовки дела (на беседе) устанавливает:

— уточнение фактических обстоятельств спора, имеющих значение для правильного разрешения дела;

— определение правоотношений сторон и закона, то есть, является ли сторона — ответчика надлежащим лицом, призвана в суд к ответу. Обосновано ли со стороны — истца заявлены претензии и подлежащие удовлетворению Судом;

— разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса;

— предоставление необходимых доказательств сторонами по делу, подтверждающие правоту заявленных требований или их опровержения;

— примирение сторон (мировое соглашение).

Судья разъясняет сторонам по делу их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий, оказывает содействие в реализации прав.

Суд разъясняет спорящим сторонам, на ком лежит бремя доказывания каких-либо обстоятельств, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, последствия непредставления доказательств, а также оказывает содействие в собирании доказательств.

Суд ставит перед собой цель примирить стороны сразу же после принятия искового заявления. Но её достижение возможно только в случае уяснения сути спора, мотивов поведения истца и ответчика.

В процессе подготовки дела (беседе) к судебному разбирательству, Судья производит следующие действия:

— разъясняет сторонам их процессуальные права и обязанности;

— опрашивает истца или его представителя по существу заявленных требований и предлагает, если это необходимо, представить дополнительные доказательства в определенный срок;

— опрашивает ответчика по обстоятельствам дела, выясняет, какие имеются возражения относительно иска и какими доказательствами эти возражения могут быть подтверждены;

— разрешает вопрос о вступлении в дело соответчиков и третьих лиц без самостоятельных требований относительно предмета спора, а также разрешает вопросы о замене ненадлежащего ответчика, соединении и разъединении исковых требований;

— принимает меры по заключению сторонами мирового соглашения;

— извещает о времени и месте разбирательства дела заинтересованных в его исходе граждан или организации;

— разрешает вопрос о вызове свидетелей;

— назначает экспертизу и эксперта для её проведения, а также разрешает вопрос о привлечении к участию в процессе специалиста, переводчика;

— по ходатайству сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей истребует от организаций или граждан доказательства, которые стороны или их представители не могут получить самостоятельно;

— в случаях, не терпящих отлагательства, проводит с извещением лиц, участвующих в деле, осмотр на месте письменных и вещественных доказательств;

— направляет судебные поручения;

— принимает меры по обеспечению иска;

— в случаях, предусмотренных ст. 152 ГПК РФ, разрешает вопрос о проведении предварительного судебного заседания, его времени и месте.

Судья на стадии подготовки дела, опрашивает истца по существу его претензий. Это обязательно, если заявление в Суд подаётся лично стороной. Во время беседы Судья выясняет у истца возможные со стороны ответчика возражения, предлагает, если нужно, представить дополнительные доказательства.

Права и обязанности лиц, участвующих в деле:

— лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами;

— лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные ГПК РФ, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

В порядке судебного поручения не должны собираться письменные или вещественные доказательства, которые могут быть представлены сторонами или по их просьбе истребованы Судом, рассматривающим дело.

Судья вправе, с учётом мнения лиц, участвующих в деле, назначить экспертизу, в том числе дополнительную. Однако, он не имеет права в этой стадии назначить повторную экспертизу, поскольку оценка заключения экспертизы может быть дана лишь в результате исследования доказательств в судебном заседании.

По делу о признании гражданина недееспособным, Судья при достаточных данных о душевной болезни или слабоумии гражданина назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу.

Для того чтобы дело было рассмотрено своевременно, подготовка его должна быть проведена в минимально короткий срок. Срок подготовки дел к судебному разбирательству — 5 дней.

Процессуальные действия, связанные с вынесением определения о прекращении производства по делу в связи с отказом от иска или утверждением мирового соглашения, отражаются в протоколе, а заявление об отказе от иска или о мировом соглашении приобщается к делу. Сторонам разъясняются последствия такого процессуального действия.

Судья, признав дело подготовленным, выносит определение о назначении его к разбирательству в судебном заседании, извещает стороны и других участников процесса о времени и месте рассмотрения дела.

Участвующие в деле лица должны быть извещены о дне и времени судебного заседания заблаговременно, с тем чтобы они имели возможность обстоятельно подготовиться к защите своих интересов и представлению в Суд соответствующих доказательств, в частности ответчики — в обоснование своих возражений против иска.

Извещая лиц, участвующих в деле, о дне судебного заседания, Судья принимает все меры к своевременному вручению им повесток. Повестка направляется по адресу, указанному стороной или другим лицом, участвующим в деле. Она может быть направлена по месту работы гражданина, а в отношении юридического лица — по месту его нахождения, указанному в учредительных документах.

В необходимых случаях лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики могут быть извещены или вызваны заказным письмом с уведомлением о его вручении, телефонограммой или телеграммой, а также с использованием иных средств связи, обеспечивающих фиксирование извещения или вызова.

Если гражданин не проживает по адресу, указанному стороной или другим лицом, участвующим в деле, и неизвестно место его работы, Суд не проводит никаких действий по его розыску; сторона и другие заинтересованные лица сами обязаны сообщить о действительном месте жительства вызываемого в Суд гражданина. Исключение из этого правила установлено по делам о взыскании алиментов и о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца.

По этим делам Судья обязан по собственной инициативе объявить в розыск ответчика через органы внутренних дел.

Судебные повестки доставляются по почте или через рассыльных. С согласия лица, участвующего в деле, они могут быть выданы ему для вручения вызываемым или извещаемым лицам (ст. 115 ГПК РФ).

Повестки вручаются извещаемым и вызываемым лицам лично. Время вручения отмечается и на повестке, и на расписке в её получении, подлежащей возврату в Суд. Если лицо, доставляющее повестку, не застанет адресата, повестка вручается кому — либо из совместно с ним проживающих совершеннолетних членов семьи, а при отсутствии их — исполнительному органу местной администрации либо администрации по месту его работы.

Невыполнение предусмотренных ГПК РФ правил о судебных извещениях и вызовах является существенным нарушением закона. От точности выполнения этих правил во многом зависят своевременность и законность рассмотрения и разрешения Судом гражданских дел.

tinyton.ru
Как доказать в суде причастность гражданина к секте
Как доказать в суде причастность гражданина к секте

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: